Экранизация русской классики

Поэт в России больше, чем поэт, а кинорежиссёр — больше, чем ремесленник, умеющий качественно снимать кино. Авторское (да и не только авторское) кино в России максимально текстоцентрично, некоторые российские мэтры любят подчеркивать, что ценят себя не столько как режиссеров, сколько как сценаристов. Неудивительно, что особую реакцию публики (как в положительном ключе, так и в отрицательном) вызывают экранизации произведений великой русской литературы.

Так и сейчас, картина Авдотьи Смирновой «История одного назначения», пусть и не снятая по мотивам какого-либо произведения, но тесно связанная с «главным божеством в пантеоне русской литературы» Львом Толстым, вызвала общественный резонанс. Мы представляем вам небольшой комментарий к фильму Авдотьи Смирновой и предлагаем вспомнить достойные экранизации произведений русской литературы.

«История одного назначения» Авдотьи Смирновой обречена была быть завязанной на личности Льва Толстого: либо поругать «идола», которому на рубеже веков поклонялся весь мир, либо принести ему в жертву целый фильм, который повествует совсем об ином. Толстой в фильме действительно занимает важное место, он прогрессивный помещик, чёрных свиней закупает в Японии, а птичий помет — в Аргентине, мечтает разводить лошадей кавказских пород, «привыкших к полному подчинению человеку». Писатель помешан на ratio. Своеобразной перекличкой с увлечениями писателя является бюст Вольтера, который привёз на службу в полк главный герой картины, поручик Григорий Колокольцев. Молодой человек почитает писателя, верит в проводимую в армии либеральную реформу. Камнем преткновения для героя становятся отношения с отцом, и тема постепенно раскручивается на линии другого, казалось бы, совсем уж второстепенного персонажа. Но чем дальше, тем труднее становится делать выбор каждому из героев, и драматическая концовка принимается с чувством непреодолимого фатализма. Обязательно смотреть всем, кто ценит в кино нестандартность сценария и умение режиссера погружать зрителя в непривычную среду.

Классикой киноэкранизации классических произведений уже давно признан «Жестокий романс» Эльдара Рязанова. Чувственная и проникновенная экранизация пьесы А.Н. Островского «Бесприданница» прославила искусство русского романса в блистательном исполнении Валентины Пономаревой и Никиты Михалкова, сыгравшего в фильме одну из лучших своих ролей. Впрочем, Михалкову начиная с его собственного режиссерского дебюта в кино «Свой среди чужих, чужой среди своих» особенно удавалось играть именно «негодяев», уж больно обаятельные они у него получались. Кинодебют утонченной и женственной Ларисы Гузеевой заставляет недоумевать по поводу ее нынешнего образа на телевидении. При неподражаемом актёрском составе и удачном переложении драматургии пьесы Эльдар Рязанов запечатлел не только эпоху экзистенциального кризиса образованного общества Российской империи, но и неопределенность заката «эпохи застоя».

Последняя попытка Никиты Михалкова вынести классику русской литературы на широкий экран осталась незамеченной то ли из-за того, что все устали обсуждать дилогию «Утомленные солнцем — 2», то ли потому, что 2014 год был гораздо ярче в политической плоскости, чем в культурной. «Солнечный удар», снятый по мотивам одноименного рассказа и мемуаров «Окаянные дни» И.А. Бунина, наполнен массой литературных и киноаллюзий (присутствует даже отсылка к фильму Алексея Балабанова «Про уродов и людей»), цветовыми контрастами, спорами о судьбе России, русской интеллигенции и литературе. Сложно сказать, какую роль сыграло здесь то, что режиссёр, по собственному признанию, 11 раз переписывал рассказ Бунина от руки. Получившаяся картина (или — принимая во внимание обыкновенный размах Михалкова в три часа — «полотно») не засорена «приевшимися лицами», главных героев играют дебютанты в кино, музыка Эдуарда Артемьева трогает до самой глубины души, а звук от серёжек в одной из сцен пробирает до мурашек. Живых мэтров в российском кино осталось не так много, поэтому к каждой работе Михалкова следует присматриваться с особым вниманием.

«Даун Хаус» Романа Качанова, режиссера культового фильма «ДМБ», является, возможно, самой нестандартной экранизацией произведения русской литературы. Хотя, пожалуй, только такой и может быть запоминающаяся экранизация романа Ф.М. Достоевского «Идиот». Смелая в задумке адаптация была реализована силами Фёдора Бондарчука, Ивана Охлобыстина и Александра Баширова. Фильм — знак своего времени, ведь 2001 год ещё допускал «творческое хулиганство» при общем подъёме технического уровня российского кино. Тогда ещё были уместны чёрный юмор и прямо-таки издевательские шутки над российской действительностью. Заметно, что актёры воспринимали проект не как серьёзное, вдумчивое кино, а как своеобразную манифестацию, отчего фильм стал гораздо серьёзнее многих «высоколобых» картин. Не боящиеся экспериментов над своим восприятием действительности совершенно точно оценят эту экранизацию романа Достоевского.

Глеб Макаревич


Контакты

Напишите нам — мы всегда будем рады ответить