Подборка фильмов о переходном возрасте

Сюжет фильма «Кислота», вышедшего в прокат этой осенью, крутится вокруг становления двоих юношей и их сверстников. Их чувства — будь это любовь, ненависть, страх, раскаяние, злоба, страсть — максимально обострены и не могут уложиться в размеренное течение жизни, обременённое долгосрочными целями и ближайшими задачами. Вновь поднятая проблема неопределенных ориентиров молодого поколения в очередной раз подталкивает нас к разговору о кино, где в центре сюжета — формирующаяся личность и ее отношения с окружающими.

«Кислота» Александра Горчилина, ставшая режиссерским дебютом студента Кирилла Серебренникова и актера театра «Гоголь-центр» Александра Горчилина, была хорошо принята критиками, снискала славу кино чувственного, искреннего и живого, ставилась в один ряд с «Нелюбовью» Андрея Звягинцева и «Аритмией» Бориса Хлебникова. Однако картина, претендующая на независимость и искренность, не смогла обозначить что-либо, кроме подростковой сумбурности, несобранности, размытости персонажей, набора сюрреалистических миражей и ощущения безысходности. Персонажи фильма напоминают слепок героев фильма Бернардо Бертолуччи «Мечтатели», опущенных в кислоту, совершенно потерявших форму, без идеи, мотивации, прописанного характера. Метания героев начинаются ни с чего и заканчиваются ничем, попытка напустить чувственности оставляет ощущение обмана. Смотреть кино нужно затем, чтобы почувствовать разницу между напускным и искренним, провокационным и провоцирующим на размышления.

«Ученик» Кирилла Серебренникова вернул проблему подросткового тоталитаризма, поставленную ещё в позднем «перестроечном» кино Арменом Джигарханяном. Фильм обозначил современный контекст, в котором тоталитаризм базируется не на трактовке трудов классиков марксизма, а на интерпретации священных книг. Главный герой примеряет на себя роль мессии, использует те фрагменты древних семитских текстов, которые ему удобны в данный конкретный момент, умудряясь оборачивать главную книгу евреев против самого избранного народа. В «Ученике» очень много театра, что объясняется биографией режиссера. Единственный киноприём, используемый в фильме, — игра со светом, передающая погружение школы в мрак ретроградства и двуличия. Самую заметную роль исполнил ныне дебютировавший режиссёр Александр Горчилин, которому в 22 года удалось сыграть 15-летнего мальчика, влюблённого в неистового пророка. Стоит смотреть всем, кто не боится ставить перед собой вопросы, подвергающие сомнению свои идеалы и убеждения.

«Все умрут, а я останусь» Валерии Гай Германики стал одним из первых российских фильмов, документально зафиксировавших проблемы среднестатистической российской школы. Тяга к запретному, нехватка острых ощущений, борьба за внимание представителей противоположного пола — все эти насущные проблемы школьников впервые были показаны не в шутливо-игровом стиле «Ералаша», а в жестком и бескомпромиссном виде, приправленным грязью обыденности, которую мы привыкли не замечать.

При этом подобная «документальность» вызвала восторг у одних, породив стремление подражать Германике, и возмущение у других, призывающих запретить фильм. 

Фильм оценят те, кто готов с открытыми глазами смотреть на существующие проблемы и учиться правильно на них реагировать.

«Чучело» Ролана Быкова стал одним из первых советских фильмов, затронувших проблему отношений между подростками, и совершено точно первым фильмом, поднявшим проблему буллинга в советских школах. Советская система образования не верила в возможность травли одних членов коллектива другими, поэтому фильм стал «выстрелом в ночи» и вызвал широкий общественный резонанс. Фильм поразительно диссонирует с фильмами о подростках Валерии Гай Германики, что обуславливается совершенно разными моделями поведения российских и советских школьников, поэтому их рекомендуется смотреть если не подряд, то точно с небольшим перерывом. Тем более, где вы ещё увидите Кристину Орбакайте в сложной драматической роли, да ещё и ребёнком?

Глеб Макаревич


Контакты

Напишите нам — мы всегда будем рады ответить