Разбираемся вместе: романтизм, изображение №1

Конец XVIII века по праву считается датой рождения литературного направления с гордым названием романтизм. Можно было бы подумать, что вся его суть скрыта в названии, однако то, что мы сейчас подразумеваем под романтическим, имеет с романтизмом не так уж много общего.

Большинство исследователей полагают, что в начале (вернее, в основе термина) было слово, и слово было «роман», ведь именно романы (рыцарские, приключенческие, любовные, авантюрные) пользовались популярностью среди людей, которые в те времена могли себе позволить провести вечер за книгой, а не за работой. Другие придерживаются мнения, что слово было «романс» — пра-пра-прадедушка тех самых романсов, которые сейчас поют под гитару в особо задушевные вечера. Договориться между собой эти два лагеря учёных не могут по сей день, но единогласно считают, что романтизм возник в качестве бунта против идеалов классицизма и Просвещения.

Между тем, бунтуют романтики не только против строгих правил предыдущих направлений, но и против общественного уклада и самого мироздания. Не зря принято считать, что основным толчком для развития романтизма стала на Великая французская революция – одна из самых масштабных и кровопролитных в истории.

Разум у романтиков больше не во главе стола, теперь на его месте гордо восседают человеческие чувства, причём далеко не всегда позитивные.

На самом деле печаль, тоска по несбыточному и меланхолия занимают представителей романтизма гораздо больше, чем всевозможные светлые и приятные эмоции. Любой уважающий себя романтик должен страдать от несовершенства мира, непонимания со стороны окружающих, несбыточности мечтаний или, на худой конец, от неразделённой любви к какой-нибудь прекрасной даме.

Среди других литературных направлений узнать произведение писателя-романтика не так уж и сложно. Наверняка оно будет наделено следующими признаками:

Изображение исключительного героя в исключительных обстоятельствах

Романтического героя всегда что-то выделяет из толпы. Обычно он предстаёт в облике юноши бледного со взором горящим, находящегося в вечном трагическом поединке с судьбой, но возможны и другие вариации. К примеру, иногда прекрасного юношу с весьма сомнительной моралью можно заменить уродливым горбуном Квазимодо, обладающим, тем не менее, красивой душой, как это сделал Виктор Гюго в своём «Соборе Парижской Богоматери». А можно, следуя примеру Лермонтова, отправить своего героя в экзотические восточные края, ну или драться с барсом в лесу.

Мцыри и барс. Иллюстрация А.А. Чикина
Мцыри и барс. Иллюстрация А.А. Чикина

Отсюда вытекает ещё один пункт –

Любовь к контрастам

Романтики не гнушались смешением высокого и низкого, трагического и комического. Зачастую этот контраст условных чёрного и белого цветов использовался ими для того, чтобы подчеркнуть, насколько чуждо герою и то, и другое.

Интерес к мифологии и фольклорным мотивам

Многие писатели и поэты, творящие в пределах романтизма, находили вдохновение в народных легендах, мифах и преданиях. Взять хотя бы Жуковского с его «Людмилой», сюжет которой он не украл, а позаимствовал у немца Бюргера, а тот, соответственно, взял его из фольклорного источника.

Интерес к демоническому, дьявольскому, мрачному

Романтический герой – бунтарь, как уже было отмечено выше, а первым бунтарём, если верить христианским канонам, был именно дьявол. Потому нет ничего удивительного в том, что многие романтики относились к этому образу с почтительным интересом, а некоторые видели в нём чуть ли не ролевую модель. На ум снова приходит Лермонтов, посвятивший своему Демону целую поэму.

Герой часто становится рупором для авторского мнения, если не отражением авторского «Я»

Если классический автор в своём произведении — один умный в белом пальто стоит красивый и взирает на созданных им героев сверху вниз, то автор романтический зачастую пишет произведение про себя, в котором он сражается с превратностями судьбы, красиво страдает от одиночества и неприятия со стороны мира, пьёт вино и витиевато разглагольствует.

И последнее по порядку, но вовсе не по значению — пресловутое

Романтическое двоемирие

Определений этому необычному явлению приводится масса, в них легко запутаться, но на деле это попросту несоответствие романтического (и потому идеального) мира героя миру реальному. Отсюда и романтическая вечная тоска.

Иногда, правда, понятие двоемирия используется по-другому, более буквально: представлены в прямом смысле два мира, обычно реальный и потусторонний. Потусторонний мир зачастую упакован в формат сна главного героя. Яркой иллюстрацией такого двоемирия может послужить баллада «Светлана» уже упомянутого Жуковского.

Подведём итог: романтизм – направление бурное и неоднозначное, полное контрастов и эмоций, местами по-юношески наивное. Если классицизм – строгий учитель с указкой, которой он лупит своих учеников по пальцам за непослушание, то романтизм и есть его нерадивый юный ученик, сбегающий с уроков через окно и в конечном итоге поджигающий здание школы.

Бонус! Несколько крутых материалов о романтизме. Можно:

Узнать, кто ты из романтических героев

Послушать треки, которые могли бы оказаться в плеере европейского романтика

Посмотреть занимательное видео про романтизм и попутно прокачать свой английский

Послушать курс лекций от библиотеки имени Некрасова «Романтизм как обман зрения»