Варлам Тихонович Шаламов известен нам как автор лагерной прозы, но на самом деле еще был поэтом и почти историком. При этом он не включен в школьную программу, в отличие от Солженицына, который тоже писал о ГУЛАГе. Зато тексты Шаламова встречаются на олимпиадах по литературе. Совсем недавно о нём сняли фильм «Сентенция», а 17 января была годовщина его смерти. Сегодня мы расскажем о биографии, творчестве и поэтике Шаламова.

Биография (годы жизни: 1907–1982)

У Варлама Шаламова самая страшная биография в русской литературе и, как следствие, одни из самых страшных и «голых» рассказов.

Он был сыном вологодского священника, поступил в МГУ и два года учился на юридическом факультете. Но был отчислен, так как скрыл свое социальное происхождение.

Шаламов примкнул к троцкистской оппозиции, за что был арестован в 1929 году и три года сидел. С 1932 года его жизнь немного пошла в гору: он работал журналистом, стал печататься. Но вскоре вновь был арестован, осуждён на пять лет и отправлен на Колыму, затем — еще на 10 лет, за то, что похвалил эмигранта Бунина в разговоре со стукачом.

В 1953 году, после смерти Сталина, Шаламов был реабилитирован, но смог уехать с Дальнего Востока в Москву не сразу.

С началом «оттепели» часть лагерей была закрыта, и их следы стали довольно быстро стирать. Личное дело Шаламова уничтожили. Единственной возможностью зафиксировать то, что там произошло, были слова.

На Большой земле Шаламов стал записывать грубую правду о том, что видел и пережил на Колыме. Так оформился основной корпус «Колымских рассказов» — пожалуй, его самого известного и большого произведения. Писатель стал осторожно рассылать рассказы по издательствам (все-таки уже шла эпоха «оттепели»), но никто не напечатал. В 1969 году рассказы были впервые опубликованы за границей. Но в СССР не могли этого простить и заставили Шаламова написать отречение в «Литературной газете». В этом отречении он был искренним: хотел, чтобы «Колымские рассказы» напечатали либо в России, либо нигде.

Мало кто знает, что Шаламов писал не только прозу, но и стихотворения, в том числе пока был в заключении. Его скупая, написанная простым слогом поэзия очень нравилась Пастернаку. Поэт получил стихотворения Шаламова, когда тот еще находился на Колыме, и послал ответное письмо. Этот момент отражён в рассказе Шаламова «За письмом».

В пожилом возрасте писатель почти потерял зрение и слух, страдал комплексом серьезных психических заболеваний. Это было связано с долгим выживанием в лагерях. В 1979 году он поселился в литераторском доме престарелых в Тушине, оттуда был перевезен в интернат для психохроников, где над ним издевались и где он впоследствии умер.

В СССР его рассказы были впервые изданы лишь в 1988 году.

Творчество

Центр творчества составляют «Колымские рассказы». Они писались с 1954 по 1973 год и представляют собой шесть самостоятельных сборников: непосредственно «Колымские рассказы», «Левый берег», «Артист лопаты», «Очерки преступного мира», «Воскрешение лиственницы» и «Перчатка, или КР-2».

Колымскую прозу Шаламова можно разделить на три части, совпадавшие с обстоятельствами его жизни после лагеря:

I — период сразу после лагеря — тексты, напоминающие традиционную прозу, где имеют место вымысел (хоть и редко), описания, литературные отсылки.

II (начиная с «Воскрешения лиственницы») — предельно голая документальная проза, прикасающаяся к самому страшному и ужасному в человеке. Тут Шаламов уже перестаёт щадить читателей.

III (последние рассказы из цикла «Перчатка, или КР-2») — период физической и душевной болезни — сбивчивая манера письма, много повторов мыслей и слов, топтание на месте. Это самая страшная проза, поскольку то, как он говорил, стало живой иллюстраций того, о чем он говорил.

Кроме «Колымских рассказов» и мемуарной прозы, Шаламов писал биографии людей, то есть занимался историей. У этого занятия была конкретная цель — восстановить историческую память о людях, сознательно забытых во время сталинского режима.

Еще Шаламов писал стихотворения и сам ценил их выше своей прозы, считал себя в первую очередь поэтом! Однако его поэтическое наследие неполное: часть была сожжена женой после ареста, часть осталась только на плохих магнитофонных записях. Почерк Шаламова становился с годами неразборчивее, у его текстов много разных, не всегда датированных вариантов. Поэтому сейчас мы едва знакомы с его стихотворениями.

Художественные особенности рассказов

v Они содержат черты малых прозаических жанров: физиологического очерка, остросюжетной новеллы, стихотворения в прозе, жития, психологического и этнографического исследования.

v Автор не любил описательность и художественную отделку прозы.

v Сам он понимал свою работу как «достоверность протокола, очерка, подведенную к высшей степени художественности», то есть это род художественного документа.

v Он говорил с читателем о самом чудовищном, отвергая анестезию, избирательность и любое смягчение.

v В отличие от почти всей русской литературы, по сути, гуманистической, его рассказы лишают веры в человека и не дают никакого утешения.

v За редкими исключениями (как рассказ «Шерри-Бренди» памяти Мандельштама) он писал о том, что видел и пережил сам, пока был в лагере, поэтому осведомлённость рассказчика о внешнем мире — за пределами лагеря — очень мала.

v Рассказы полны бытовых деталей: например, из них можно узнать, что такое чифирь (крепкий чай), как определять погоду на Колыме (с помощью растения «кедровый стланик»), что нужно для изготовления игральных карт (любая книга, кусок хлеба, химический карандаш и нож.

Про новый фильм о Шаламове «Сентеция», кстати, можно прочитать тут:

meduza.io/feature/2020/12/17/sententsiya-pochti-abstraktnyy-film-o-poslednih-dnyah-ili-mesyatsah-ili-godah-varlama-shalamova

Анна Громадина