Контекстные изменения фонетических единиц русского языка, изображение №1

Фонетические процессы

Основным признаком фонетического изменения является факт сохранения звукотипа, его претерпевшего.

Звукотип (звук языка) — это некоторый идеальный образ звука языка, воспринимаемый на месте похожих звуков; ряд звуков речи, близких друг другу по произношению и по восприятию; то, что носители данного языка воспринимают одинаково. Звукотип, недостаточно конкретный элемент физического существования языка, не стоит путать с фонемой — абстрактной единицей теоретического описания фонетической стороны языка. 

Рассмотрим пример такого изменения в парах сад — садовыйкота — (о) коте. Для начала попытаемся понять, различаются ли звуки на месте буквы д в первой паре слов, и что и как произносится на месте та и те во второй паре. Выполним фонетическую транскрипцию:

● сады — садовый ↔ [cады́] — [садо́въи̯];

● кота — коте ↔ [ката́] — [кат’е́].

Рассмотрим первую пару слов. Попробуем произнести сады медленно, обращая внимание на то, каким получается звук на месте буквы д (замечаем, что он такой же, как изолированно произнесенный [д]). Произведем те же действия с прилагательным садовый. Необходимо отметить, что при произнесении второго слова из пары — в отличие от первого (!) — в последние моменты произнесения звука [д] артикуляционный аппарат готовится к произнесению гласного заднего ряда [о́]: губы вытягиваются в трубочку, формируя нечто похожее на окружность. Такой артикуляционный признак согласного звука называется лабиализацией (лабиализованностью) (от лат. labium — губа) или огублением (огубленностью). Он приобретается согласным перед [о́], [у] и [у́]. 

Здесь необходимо упомянуть, что в разных лингвистических традициях лабиализацию в русском языке относят к свойствам согласных (см. [Лекант (ред.) 2012;]), в некоторых — к свойствам как согласных, так и гласных звуков ([Князев, Пожарицкая 2012])

Произнесем звук [о́] изолированно. А теперь в составе прилагательного садовый. Можно заметить [у]-образный сегмент по завершении артикуляции [о́]. Выполним ещё раз транскрипцию первой пары слов, обозначая в ней обсуждавшиеся выше фонетические процессы:

Контекстные изменения фонетических единиц русского языка, изображение №2

Огубленность [д] обозначена в транскрипции знаком, напоминающим окружность. Значок [у] означает факт наличия подобного звуку [у] сегмента в завершении артикуляции [о́].

Обратимся ко второй из предложенных пар. Наша задача сравнить произнесение двух последних звуков в словах кота и коте. В первом случае [та́] не вызывает никаких подозрений: каких-либо призвуков обнаружить не удается. Что нельзя сказать о втором слове пары. Если немного растянуть звучание исследуемого фрагмента, получим нечто вроде [тзиэ] на месте те. Согласны ли вы с этим?

Будет весьма полезно усомниться в сказанном выше. Действительно, после мягкого [т’] перед ударным [е́] существует [и]-образный переход, т.к. после мягкого согласного зачастую артикуляционный аппарат не может перейти к производству следующего гласного звука сразу, но появляется ли [з]-образный фрагмент после [т’]? Нет, но там слышится что-то похожее. А именно [c’]-образный сегмент.

Произношение в соответствии с фонемой /т’/ смычного согласного, у которого смычка переходит в краткую щелевую фазу [с’]-образного характера — [т’с’], присуще русскому литературному языку: [т’с’]и́хо (тихо), мя[т’с’] (мять), п’а[т’с’] (пять) и т. п. [Шаульский, Князев 2005].

Выполним ещё раз транскрипцию слов из второй пары слов с учётом полученных знаний:

Контекстные изменения фонетических единиц русского языка, изображение №3

Тем не менее, носителем языка (например, вами) исследуемые фрагменты звучания слов в каждой паре воспринимаются как единый звукотип (в первой — [д]*, во второй — [т]* и [т’]*), из чего вытекает второе основное свойство фонетического изменения — отсутствие осознания его результата у носителя языка.

«Звездочки» в обозначениях «[д]*», [т]* и «[т’]*» использованы для того, чтобы указать на обозначение именно звукотипа, а не звука речи. Данная маркировка не является общепринятой.

Задание 1. Попробуйте самостоятельно затранскрибировать фрагмент дерзкий, как пуля резкий, учитывая изложенное выше. 

Два названных явления выше, а также ряд некоторых других принято относить к числу фонетических процессов — коартикуляционных изменений. 

Сам термин коартикуляция в различных лингвистических традициях раскрыт по-разному (см. [Trask 1996:5], [Грязнова 1990], [Панов 1967] и пр.) В рамках подготовки к участию во ВсОШ в настоящей статье предлагается воспользоваться определением, которое принимает постоянный член ЦПМК и жюри ЗЭ ВсОШ по русскому языку профессор С.В. Князев: «Коартикуляцией или аккомодацией <…> в современной лингвистике принято называть одновременное осуществление артикуляционных жестов, относящихся к разным звуковым сегментам, или изменение артикуляции сегмента для упрощения перехода к следующему сегменту» [Князев (статья) 2004]. Иными словами, коартикуляция — процесс упрощения произношения некоторого звука после другого.

Что мы выяснили о результатах действия фонетических процессов? Они

  1. не приводят к изменению звукотипа, их претерпевающего;

2. не осознаются носителями языка;

3. не могут быть отменены (следствие из пункта 2, см. [Князев, Пожарицкая 2012: 57]). 

Исходя из соображений, что коартикуляция не может не сработать, в транскрипции ее результат обычно не отмечается.

Фонологические процессы

Существует другой тип контекстных изменений фонетических единиц — фонологические процессы. Их функционирование обусловлено не моторной программой высказывания (то есть тем, каким образом различные органы речевого аппарата участвуют в произнесении), а контекстуальной обстановкой, языковыми правилами, т.е. для действия фонологического правила необходима определенная позиция звука, подлежащего трансформации, и наличие у вступающих во взаимодействие звуков определенных параметров. Так, мы произносим [зб’ир’е́ч’] (сберечь), но [зб’ир’е́́д͡’ж͜’бы] (сберечь бы): глухой [ч’] «превращается» в свою звонкую пару перед последующим звонким [б’]. 

Два самых известных и распространённых фонологических процесса — это ассимиляция и диссимиляция звуков, то есть их уподобление и расподобление.

Ассимиляция (от лат. assimilare — уподоблять) — процесс уподобления одного звука другому звуку того же класса по одному или по всем признакам. Уподобление гласного согласному и наоборот, то есть уподобление звуков разных классов, невозможно, так как в русском языке у них нет общих признаков. 

Диссимиляция (от лат. dissimilare — расподоблять) — процесс расподобления одного звука с другим звуком того же класса по одному или нескольким признакам. По тем же причинам, что и для ассимиляции, справедливо, что в парах «согласный + гласный» и «гласный + согласный» действие диссимиляции невозможно.

Диссимиляцию в современном русском литературном языке наблюдать почтиневозможно. Конечно, есть примеры вроде прилагательных легкий и мягкий, где, безусловно, на месте орфографического г должна реализовываться фонема <г> (проверка: легок, мягок). В силу того, что реализация <г> попадает в позицию перед глухим (лег[к’]ий, мяг[к’]ий), она (реализация) должна быть глухим звуком, то есть [к]. Однако сочетание ле[кк’]иймя[кк’]ий ненормальны для русской речи. Что же происходит? Из-за сложности произнесения подряд двух согласных, одинаковых по месту образования и способу образования, происходит диссимиляция по способу образования, первый смычный [к] превращается в щелевой [х], а потом происходит регрессивная ассимиляция по мягкости (под влиянием [к’] [х] переходит в [х’]), и мы произносим ле[х’к’]иймя[х’к’]ий

Диссимиляцию обычно констатируют при этимологическом анализе слова (e.g. лат. februaris > др-рус. феврарь > февраль), в разговорной речи и в диалектах. 

Что же это за признаки, по которым происходят процессы расподобления и уподобления звуков в русском языке?

Контекстные изменения фонетических единиц русского языка, изображение №4

Необходимо отметить, что фонологические процессы, происходящие между двумя гласными, в русском языке чаще всего (как будет продемонстрировано далее) учитывают все три характеристики — ряд, подъем, лабиализацию.

Попытаемся описать суть процессов математически. Так, для того, чтобы произошла ассимиляция по признаку α (e.g. наличие голоса), необходимо наличие таких взаимодействующих звуков (e.g. [ч’] и [б]), что один из них обладает характеристикой α1 (e.g. глухой), а другой — α2 (соответственно, звонкий), вследствие чего у одного из них сохраняются все характеристики по всем параметрам, кроме α, который приобретает характеристику повлиявшего звука (α1 → α2 или наоборот). Вновь обратимся к паре «сберечь — сберечь бы», составим таблицу:

Контекстные изменения фонетических единиц русского языка, изображение №5

Для осуществления диссимиляции взаимодействующие звуки должны обладать общей характеристикой по некоторому признаку α. После взаимодействия у одного из них характеристика по признаку α должна будет поменяться. Рассмотрим пример превращения «трамвай → транвай» в разговорной речи. Известно, что перед некоторыми губными звуками губно-губной [м] становится губно-зубным [ɱ] (явление исключительно фонетического характера). Звуки [ɱ] и [в] — губно-зубные (т.е. имеющие одинаковую характеристику по признаку «место образования») — в разговорной речи расподобляются, [ɱ] становится [н]. Также на месте буквы в не в литературном языке может употребляться [у̌] — губно-губнойаппроксимант, вследствие чего возможна диссимиляция *[му̌] > [ну̌] по месту образования, т.к. [м] — губно-губной

Фонологические процессы принято классифицировать по следующим признакам:

● количество признаков, по которым осуществлен процесс: полная (ассимиляция) — по всем признакам (e.g. без шума [б’ишшу́мъ]), неполная — не по всем (e.g. без кошки [б’иско́шк’ь] — только по голосу);

● наличие непосредственного контакта у взаимодействующих звуков: контактная — вызывается соседним звуком (e.g. без чести [б’иш’ч’е́c’т’ь]), дистантная — звуком не соседним (e.g. от вдовы [адвдавы́]);

● направление действия процесса: регрессивная (наиболее характерная для русского языка, e.g. из темы [ис’т’е́мы]) — от последующего звука к предыдущему, прогрессивная — от предыдущего к последующему (e.g. в русских диалектах Манька [ма́н’к’ь] (орфографически Манькя), ср. нормативн. [ма́н’къ]).

Так, в случае сберечь бы ([зб’ир’е́д͡’ж͜’ бы]) мы дважды (на месте сб глухой [с] переходит в [з] перед звонким [б’] и на стыке слов, когда [ч’] перед [б] трансформируется в [д͡’ж͜’]) наблюдаем неполную контактную регрессивную ассимиляцию по звонкости.

В случае, когда слово если произносят как [jе́с’л’ь], можно наблюдать регрессивную неполную контактную ассимиляцию по мягкости (под влиянием мягкого [л’] произносится [с’]).

В прилагательном песчаный произносим [ш’ч’] на месте сч: зубная фонема <с> (проверка: песок) реализуется в передненебном [ш’] под влиянием передненебного [ч’]. 

В слове детский на месте тс мы произносим [ц]. Это связано с тем, что происходит полная ассимиляция по способу образования: смычный [т] перед [с] образует с последним аффрикату [ц].

Задание 2. Классифицируйте наблюдаемый в примерах ниже процесс по указанным выше признакам (ассимиляция ли? по какому признаку (шум/место/способ…)? полная ли? контактная ли? регрессивная ли?):

● [п͜ъпла͡дзда́рму];

● [къл’идо́р];

● [маро́скъ]. 

А теперь вам предлагается зантранскрибировать слова и сочетания слов легковесныймягкотелыйотзвукотзвонитьсяподсчитатьподсестьрасческалучшеот земли. Определите, с какими контекстными изменениями звуков вы столкнулись в каждом из примеров.

Если ассимиляция и диссимиляция среди согласных — вполне привычное явление, то про то, что данные процессы свойственны и гласным, знают немногие. В русском языке в последнее (сер. XX в. — н.в.) время исследователями отмечаются некоторые фонологические закономерности, характеризующие ассимиляцию трёх типов среди гласных. Стоит отметить, что ассимиляция эта касается только фонем /у/ и /и/ (и /ы/ соответственно, если считать /ы/ отдельной фонемой), она всегда дистантная и в основном регрессивная. 

В русском фонетическом слове можно выделить стержневую часть (первый предударный, ударный и последний заударный (обязательно открытый) слоги) и периферийную (остальные слоги). Так, в зависимости от качества ближайшего к периферийному слогу гласного из стержневого слога, определяется качество гласного в данном периферийном слоге. Рассмотрим таблицу:

Контекстные изменения фонетических единиц русского языка, изображение №6

Важно отметить, что данные процессы нестабильны в русском языке, их результаты не очевидны носителям. Так, экспериментом Р.Ф. Пауфошима [Пауфошима (статья) 1980] отмечается, что разными дикторами на исследуемых местах произносятся разные звуки (см. иллюстрацию):

Контекстные изменения фонетических единиц русского языка, изображение №7

Итак, фонологические процессы характеризуются тем, что

● они приводят к изменению звукотипа (или значительному изменению звука, т.к., например, встреченный в примерах [д͡’ж’] звукотипом не является);

● их результаты осознаются носителями и могут быть отменены, либо они могут варьироваться (как в случае с ассимиляцией гласных);

● их действие обусловлено не моторной программой, а языковым правилом;

● они происходят только между звуками одного типа, т.е. либо между согласными, либо между гласными.

Фонологические процессы также обусловлены историческими изменениями звуковой стороны языка

Задание 3. Всегда важно помнить про то, какими признаками обладают звуки русского языка, чтобы иметь представление, как они смогут себя повести. В данном задании это особенно важно. Попытайтесь определить, какая фраза «зашифрована»: ПЯПЮЖГЯ ФЯРЫДЬ ОПЭТЬ, А САД БЯЖЕДЬ.

Сравнение фонетических и фонологических процессов

Контекстные изменения фонетических единиц русского языка, изображение №8

Задание 4. Исходя из приведенного перечня, ответьте, фонетическим или фонологическим является процесс, влияющий на «выпадение» звуков, например, в выражении Индюк тоже думал, но [͜фсу́пъпъл].

Это явление получило название эллипсиса. Мы с ним очень часто сталкиваемся. Так, в слове здравствуй мы произносим либо один, либо ни одного [в], а на письме букв в — целых две! Дело в том, что в сочетании вств первый [в] выпадает, а второй перед [у] может трансформироваться в аппроксимант [w]

Ответы на задания

  1. [д’ие́рск’ьи̯/ как͜ пᵒу́л’ь р’ие́ск’ьи̯].

2. Ассимиляция по звонкости, неполная, контактная, регрессивная;

диссимиляция по способу образования, неполная, дистантная, регрессивная;

ассимиляция по глухости, неполная, контактная, регрессивная.

Ко второй части не указываются фонетические изменения, указываются только фонологические: [л’ьхкав’е́снъи̯] (диссимиляция по способу образования), [м’ихкат’е́лъи̯] (то же), [о́͡дзвук] (ассимиляция по звонкости, полная), [а͡дзван’и́цъ] (то же), [пъч’ш’ита́т’] (итог: ассимиляция по месту и способу образования), [пац’е́с’т’] (ассимиляция по глухости), [ра͞ш’о́скъ] (ассимиляция по месту образования, полная), [лу́чшъ] (ассимиляция по твердости), [а͡дз’имл’и́] (ассимиляция по звонкости и мягкости, полная).

3. БАБУШКА ВАРИТ ОБЕД, А ЗЯТЬ ПАШЕТ.

4. Фонологическим.

Список использованной литературы

• Trask, R. L. A Dictionary of Phonetics and Phonology. Routledge. London and New York, 1996.
• Азанова А. Статья «Транскрипция в теории и на практике». 
• Грязнова Н. А. Аккомодация // Лингвистический энциклопедический словарь. — М., 1990.
• Князев С. В. Об иерархии фонологических правил в русском языке (несколько новых соображений по поводу язв А. А. Реформатского) // Семиотика, лингвистика, поэтика: К столетию со дня рождения А. А. Реформатского. — М. : Языки слав. культуры, 2004.
• Князев С. В., Пожарицкая С. К. Современный русский литературный язык: Фонетика, графика, орфография, орфоэпия. — 2-е изд., перераб. и доп. — М. : Академический Проект, 2012.
• Панов М. В. Русская фонетика. — М., 1967.
• Пауфошима Р. Ф. Активные процессы в современном русском литературном языке (Ассимилятивные изменения безударных гласных) // Известия АН СССР. Сер. литературы и языка. — 1980. — Т. 39. №1.
• Современный русский литературный язык. Под редакцией П. А. Леканта. — М. : АСТ-ПРЕСС, 2012.
• Шаульский Е. В., Князев С. В. Русская диалектология. — М. : Изд-во МГУ, 2005.